контактный email:
2004tatianabaeva@earthlink.net
Введение

Глава первая. История метафизики

Глава вторая. Гносеология

Глава третья. Трансцендентальное воображение

Глава четвертая.

Глава пятая. Сотворение мира

Глава шестая. Адам и жена его

Глава седьмая. Три сына Евы

Глава восьмая. Боги древней Греции

Глава девятая. Потоп

Глава десятая. Космос

Глава одиннадцатая

English version




Введение

Если мы рассмотрим некоторые аспекты истории науки, то увидим, что в течение долгого периода ученые вовсе не нуждались в Боге, как в принципе объяснения нашего мира. Но в двадцатом веке, с развитием квантовой механики, произошел неожиданный перелом: все больше ученых не мыслят мир без разумного его Устроителя: где «безупречная гармония должна быть согласована с возвышенной причиной» (Г. Вейль).

Несмотря на скепсис классической науки, такой подход к устройству нашего мира вполне жизнеспособен, тем более что на протяжении всего существования человеческой цивилизации выдающиеся мыслители, составившие основу нашей культуры, считали наличие Творца фактом. В то время как концепция самозарождения жизни на Земле, по математической вероятности, относится к категории чуда.

Сопоставляя научные представления о рождении Вселенной и первую главу Библии, физики пришли к выводу, что в «некотором смысле физические первопонятия действительно творят мир» (Поройков С.Ю. «Физическая и религиозная реальность». Москва, 2006, стр. 245).

Пятнадцать миллиардов лет назад, в силу неизвестных причин, сжатая в «ничто» Вселенная взорвалась, и энергия стала превращаться в свет и материю.

Ученые провели определенные параллели между текстом Библии и моделями комплексного пространства-времени. Где с библейским понятием «земля» соотнесена действительная Вселенная, а с понятием «неба» - мнимое пространство-время. Выражение «Земля была безвидна и пуста» символизирует безликое однородное состояние материи до эпохи рекомбинации. А выражение «тьма над бездной» описывает состояние мнимой Вселенной (Поройков С.Ю. «Физическая и религиозная реальность», стр. 127).

«Анализ аналогий в фундаментальной теоретической физике и религиозных учениях позволяет не только лучше понять сущность религиозных истин, сделать их приемлемыми для широкого круга ученых, но и глубже прочувствовать смысл используемых в физике понятий» (Рождественские чтения 2001, «Христианство и наука». М.:ИМП, Владимиров Ю.С. «Аналогии в фундаментальной теоретической физике и религии», стр. 246).

Но путь этот оказался тернист, поскольку ортодоксальная Церковь воспринимают вторжение ученых в область религии весьма болезненно.

Профессор кафедры физического факультета МГУ, редактор сборника «Христианство и наука» Ю.С. Владимиров, пишет:

«Серьезное беспокойство научной общественности все более вызывает довольно влиятельное в церковных и близких к ним кругах движение так называемых креационистов, выступающих за буквальное толкование Библии и других канонических текстов. С точки зрения креационистов, мир был сотворен Богом около семи тысяч лет назад за шесть дней по 24 часа в каждом. Напомним, что согласно современным исследователям астрофизиков и космологов, возраст Вселенной не менее 15 миллиардов лет. Однако креационисты подкрепляют свою позицию якобы научными доводами, которые при ближайшем рассмотрении никакого отношения к науке не имеют, а представляют собой грубую подтасовку фактов. Что же касается отношения к современным научным достижениям, то, по мнению креационистов, большинство геологов, археологов, палеомагнитологов, биологов и ученых других специальностей следует предать анафеме» (Владимиров Ю.С. Сборник «Христианство и наука» XV Международные Рождественские образовательные чтения. М.: ИМП, 2008 г., стр. 7).

Непреклонность креационистов в какой-то мере, оправдывается тем, что иерархия трех источников знаний зародилась еще в первые века христианства и принадлежит раннехристианским богословам, имеющим безусловный авторитет в Церкви. Первейшим, по достоверности было признано откровение – знание переданное человеку непосредственно Богом (тексты Торы, скрижали Моисея, откровения Христа) или опосредованно (через ангелов). Вторым, по достоверности, они считали свидетельство чувств, а третьим – доводы разума, как слабого отражения сознания Абсолюта (Сердюков Ю.М. «Альтернатива паранауке» М., «Академия», 2005, глава 4, стр. 198).

Таким образом, признание текстов, даденных путем откровения, несовершенными, подрывает сами основы Церкви.

Но современный человек, который опирается на доводы разума, категорически не может воспринимать Откровение, как непогрешимый источник.

Так если рассматривать первую главу Библии с эволюционных позиций, то мы увидим такие искажающие реальную картину свидетельства, как появление света до светил и растений до творения Солнца.

А вторая глава Библии, с рассказом о творении человека из праха и женщины из ребра, решительно всеми воспринимается как наивное предание, повторяющее мифы. Потому что, парадоксально, но факт, вопросы происхождения жизни на Земле, занимали умы наших далеких предков и отразились в космогонических мифах.

Полемика между эволюционистами и креационистами о возникновении жизни на Земле давно зашла в тупик. Научный прогресс предъявил неоспоримые доказательства своей правоты, но Церковь все же настаивает на особом отношении к тексту Библии, считает его богодухновенным и даденным нам ради нашего спасения.

Причина этого конфликта лежит в плоскости буквального понимания текста Библии. Чтобы найти выход из положения, неоднократно рождались попытки рассматривать противоречивые места Библии как иносказание.

Еще ап.Павел говорил о символическом подтексте книг Моисея:

«Все это происходило с ними, как образы» (1 Кор. 10: 11).

А Максим Исповедник (580-662) считал что:

«Тайна Воплощения Слова содержит (в себе) значение всех символов и загадок Священного Писания так же, как и сокрытый смысл всего чувственного и умопостигаемого творения» (Лосский В. «Богопознание». М.: Акт, 2003, стр.416).

Основываясь на этих позициях, и автор пытался найти новый ракурс понимания священного Писания, где осмысленно и правдиво каждое слово. Оказалось, что первые главы Библии выглядят противоречащими здравому смыслу только в том случае, если понимать их буквально. И совсем другая картина предстанет перед нами, если считать, что Библия говорит с нами языком символов и метафор. В этом случае, в тексте нет никаких противоречий. И мы можем понимать его буквально.

Мы увидим, что, кажущиеся нам наивными, древние тексты наполнены метафизическим, априорным смыслом, если суметь разгадать их символический язык.

В процессе работы, автор пришел к выводу, что, по сути, Библия объединяет в себе три степени знания: богословское, философское и научное.

Язык Библии не единичен, но скрывает за собой универсум понятий. Это вселенский синтез общечеловеческой жизни, постижение трех абсолютов: Бога, мира и человека. Тройственные знания Библии подобны Троице, они и объединены в Боге и имеют три самостоятельные ипостаси смыслов.

Но, встает естественный вопрос, каким образом четыре тысячи лет назад люди могли описывать события, доступные лишь современной науке?

Возможен ответ в духе материалистической доктрины: «человечество стихийно в образной мифологической форме христианского учения нащупало истины, до которых наука смогла дорасти лишь к началу третьего тысячелетия» (Рождественские чтения 2001 «Христианство и наука». М.:И.М.П., Владимиров Ю.С. «Аналогии в фундаментальной теоретической физике и религии», стр. 247).

Но как наши предки могли «стихийно» рассуждать о тайнах генетики, например? При этом сами тексты свидетельствуют о том, что никаких ассоциаций с наукой у них не было.

Кто же был автором этих текстов?

Церковь считает, что автором текстов Библии был Сам Бог, который побуждал человека к написанию текстов. Папа Лев ХШ так сформулировал «технику» пророческого дара:

«Богодухновенность есть сверхприродное действие, посредством которого Дух Святой побуждал и подвизал священных писателей и содействовал им во время писания таким образом, что они осознавали, стремились точно передать и выражали с безошибочной верностью все то, и только то, что Бог повелевал им писать».

Эта мысль красной нитью проходит через всю историю человеческой цивилизации.

Древнегреческие философы рассуждали об удивительных вещах, не имеющих никакого отношения к реальной жизни, и связывали размышление о сути вещей (метафизику) с особым ментальным состоянием. Они не мыслили понимания окружающего их мира без божественной эманации, создавшей мир и освещающей сознание античного мудреца.

Поскольку античность не обладала современными знаниями, и еще не было языка науки, они запечатлевали откровения, смысл которых был скрыт от них, в символической форме. Только сейчас, современный уровень развития науки позволит нам с большой степенью достоверности расшифровать послание Творца.

Нильс Бор заметил:

«Если религии всех эпох говорят образами, символами и парадоксами, то это, видимо, потому, что просто не существует никаких возможностей охватить ту действительность, которую религия имеет в виду. Но отсюда вовсе не следует, что эта действительность не есть подлинная действительность».

Автор предлагает раскрыть символический язык древних текстов и тем легализовать саму мысль о фундаменте нашего мира – Абсолютной Божественной Личности, которая хочет быть в контакте со своим творением – человеком.

В настоящее время, едва ли найдется человек, который сможет поверить в чудо «сверхприродного действия». Но когда мы подробнее остановимся на этой теме, то увидим неоспоримые свидетельства реальности этого явления.

Мы увидим, что сам текст Пятикнижия является величайшим свидетелем присутствия Творца и Его «сотрудничества» с человеком. И синтез трех наиважнейших для человека сфер: философии, религии и науки лежит в плоскости метафизики, объединяющей их покровом богодухновенности. И что особенно важно, библейские тексты суть те же учебники, по которым мы можем изучать окружающий нас мир.

При этом научная символика нисколько не отменяет их религиозного смысла, не покушается на догматы Церкви, наоборот, работы святых Отцов помогут нам понять, что же Бог хотел донести до нас, ради нашего спасения.

Надо заметить, что ученый, философ и исихаст, А.Ф.Лосев решительно возражал против «подтекстов» Библии и считал, что в повествовании о семи днях творения «нет ровно никакой астрономии, ни геологии, ни биологии, ни вообще науки» и Библию надо трактовать мифически (Христианство и наука. 2002. Постовалова В.И. «Концепция цельного знания А.Ф.Лосева», стр.137-138).

Авторитет Лосева был так велик, что последние сто лет, никто не смел и думать иначе. Но мы увидим, что он глубоко заблуждался. Библия несет в себе множество смыслов. Мы живем в многомерном и, вместе с тем, едином, мире.

Поэтому автору более близок взгляд о. Павла Флоренского:

«Что я делал всю жизнь? – рассматривал мир как единое целое, как единую картину и реальность, но в каждый момент или, точнее сказать, на каждом этапе своей жизни, под определенным углом зрения. Я просматривал мировые соотношения на разрезе мира по определенному направлению, в определенной плоскости и старался понять строение мира по этому, на данном этапе меня занимающему признаку. Плоскости разреза менялись, но одна не отменяла другой, а лишь обогащала. Отсюда – непрестанная диалектика мышления (смена плоскостей рассмотрения), при постоянстве установки на мир как целое» (Христианство и наука. 2002. Постовалова В.И. «Концепция цельного знания А.Ф.Лосева», стр. 159).

Автор предупреждает, эту книгу нельзя читать с середины. Только в поступательном движении от первой страницы к последней, мысль автора обретет достоверность.

Автор не претендует на глубокий анализ работ, упоминаемых в книге, они служат лишь фоном идеи автора.

И еще. Сначала автор был инспирирован к работе над библейскими текстами. Первая, вторая, третья и четвертая главы были написаны позже, тогда, когда возникла необходимость объяснить и легализовать метафизическое пространство, где возможна встреча Бога и человека.

Текст подлежит исправлениям и дополнениям, так как автор постоянно находится в работе.





разработка: www.m-web.ru